Биография История Дискография Мелодии Фан-клуб Ссылки На главную
 
Поль Мориа (Paul Mauriat) родился в Марселе 4 марта 1925 года. Уже с 4 лет в нем были выражены музыкальные способности, и отец, всегда хотевший сам стать музыкантом, отдает сына в Марсельскую консерваторию, которую Поль успешно оканчивает по классу фортепьяно. В консерватории преподавали классическую музыку, но уже тогда его привлекала джазовая музыка. Шел 1942 год. В 17 лет он собирает свой первый маленький оркестр, с которым выступает в кабаре и мюзик-холлах на юге Франции. Желая учиться, он распускает оркестр и вливается в другие коллективы в качестве рядового музыканта.

В 1951 году Поль Мориа решает попробовать себя в столице и приезжает в Париж на несколько месяцев. Здесь он становится пианистом в коллективе Франка Пурселя (Franck Pourcel) и встречает флейтиста Раймона Лефевра (Raymond Lefevre), который подобно ему занят в этом оркестре. В Париже начинающий исполнитель Шарль Азнавур (Charles Aznavour) ищет себе аккомпаниатора и предлагает Полю Мориа им стать, однако Поль Мориа отказывается (время  творческого тандема наступит спустя десятилетие и они снова разойдутся когда будет записано около 120 песен). В совою очередь Поль Мориа также ждет разочарование. Эдит Пиаф (Edith Piaf), которой он предлагает свои услуги аккомпаниатора, не верит в его талант. Вернувшись в Марсель, Поль Мориа продолжает работу со своим коллективом — играет танцевальную музыку в Марселе и гастролирует на южном побережье.

В 1957 году Поль Мориа принимает приглашение представителя недавно организованной звукозаписывающей студии «RGM» для записи с оркестром. Неделя на подготовку у Поля мориа наполнена волнением и бессонных ночей, и морем испорченной нотной бумаги. А перед самой записью возникает ужасный страх. Но к конце-концов он получает  удовлетворительный результат и бесценный опыт. И только многие годы спустя многоопытный маэстро подвергает жесткой критике свои первые опыты в студии.

Окончательно перебиравшись в Париж его карьера дирижера и аранжировщика наконец получает развитие. Неоценимую помощь и поддержку Поль Мориа нашел  со стороны Франка Пурселя, который к этому времени завоевал признание не только во Франции. Спустя годы, став международным артистом, Поль Мориа назовет Франка Пурселя своим духовным отцом. Прощаясь с «RGM», в 1959 году Поль Мориа переходит на студию «Barclay», где в течении семи лет работает аранжировщиком и аккомпаниатором для известных артистов, среди которых такие как Далида (Dalida), Шарль Азнавур (Charles Aznavour), Лео Ферре (Leo Ferre), Морис Шевалье (Maurice Chevallier), Мирей Матье (Mireille Mathieu). Он работает также для десятков подающих надежды исполнителей на специальном лейбле «Bel Air» той же компании. В дальнейшем Поль Мориа начинает самостоятельно продюсировать артистов для известных лейблов. В частности он продюсирует Анни Филипп (Annie Philippe) и молодого автора-исполнителя Валентина Купо (Valentin Coupeau), ставшего в 1972 года незаменимым менеджером его оркестра до самой своей смерти в 2000 году.

В 1965 году Поль Мориа заключает с для «Philips» («Филипс») контракт на выпуск инструментальных альбомов, а главное — он осуществляет свою мечту и создает своей большой («гранд») оркестр. Условия контракта дают  ему самую широкую свободу для творчества которую он когда либо имел. К этом шагу он шел давно. Пионер французской легкой оркестровой музыки Франк Пурсель со своим гранд-оркестром успешно выпускал альбомы для фирмы «EMI», и как-то в разговоре с ним Поль спросил, мол, не перебегу я тебе дорогу, делая тоже, что ты, на что Франк ответил: «Здесь места хватит всем». Так появился гранд-оркестр Поля Мориа (Le grand orchestre de Paul Mauriat). С ним Поль Мориа записывает международные хиты, выбирая самое лучшее из многообразия популярной музыки. Одним из первых Поль Мориа решает записать альбом с 12 русскими мелодиями, который бал назван «Russie de toujours» («Вечная Россия»).

В качестве композитора Поль Мориа вместе с поэтом Андрэ Паскалем (Andre Pascal) сочинили ряд европейских шлягеров. Первым успехом стала их песня «Rendez-vous au Lavandou» 1958 года, вошедшая в репертуар Далиды. Грандиозный успех в 1962 году поджидал песню «Chariot» на стихи Жака Планта (Jacques Plante), мелодия которой рождалась в соавторстве с Франком Пурселем (Franck Pourcel) и Раймоном Лефевром (Raymond Lefevre). Вопреки устоявшемуся мнению песня не включалась в программу европейского конкурса песни «Евровидение», однако и без него получила признание во Франции и других европейских странах, став хитом британской певицы Петулы Кларк (Petula Clark) в 1962 году. Год спустя, в 1963 году, песня возглавила хит-парады за океаном — в США. На английском языке под названием «I will follow him» песня стала всемирным шлягером в исполнении 15-летней Пегги Марч (Little Peggy March). Интересно, что композиторы песни зашифровали свои имена. Франк Пурсель взял псевдоним J.W.Stole, а Поль Мориа стал Del Roma. На это ухищрение выдать собственное творение за продукт американской попкультуры их толкнула необходимость убедить Петулу Кларк записать их франкоязычную песню. Обман вскрылся, но к тому времени песня преодолела границы многих стран мира.

По признанию Поля Мориа на его работу аранжировщика оказала влияние творчество британской четверки — группы «The Beatles». И вот в 1967 году он аранжирует судьбоносную мелодию  «L'amour est bleu» композитора Андрэ Поппа (Andre Popp) на слова Пьера Кура (Pierre Cour), занявшую лишь второе месте на конкурсе «Евровидение». Именно с записи этой мелодии начинается международное признание дирижера французского оркестра. Продержавшись 6 недель на первой строчке американских чартов, «Love is blue», как ее именуют по-английски,  запись Поля Мориа порождает более сотни кавер-версий на английском языке и вызывает живой интерес к персоне французского дирижера. Поль Мориа выступает в популярном телешоу Эда Салливана, и в течении трех лет готовит специальные альбомы и записи для американского рынка. Среди этих альбомов записи шедевров соул- и ритм-энд-блюзовой музыки, а также романтическая музыка американских композиторов вошедшая в альбом «Gone is love» (1970).

В 1969 года Поль Мориа со своим оркестром начинает концертную деятельность в США и Канаде. В начале 1970-х Поль Мориа со своим коллективом становится мега-звездой в Японии, где устраивает до 50 концертов ежегодно. Прошедшего пик популярности в США, Поля Мориа привлекает к себе Латинская Америка. В течение 1970-х он записывает несколько эксклюзивных альбомов популярных бразильских мелодий. И все же главные хиты его оркестра, такие как «Nocturne» (1966), «Love is blue» (1967), «Penelope» (1970), «Toccata» (1973), «El bimbo» (1974), «Minuetto» (1975) выходят гигантскими тиражами исключительно в Японии. Появление специальные записей и альбомов для Японии — непременный элемент его особых отношений с представителями этого народа. В 1981 Поль Мориа приглашается в качестве композитора фильма «Рим через окно» («Roma dalla finestra»), созданного в жанре эротического кино, ставшего популярным в Японии после выхода в середине 70-х на экраны французской картины «Эммануэль» («Emmanuele»).

По просьбе своего японского фан-клуба Поль Мориа записал альбом собственной музыки «Love Sounds Journey» (1976), посвятив каждую композицию городам страны восходящего солнца, в которых он побывал. В 1980-е его оркестр не раз становился долгожданным гостем на острове Тайвань, в Гонконге и Южной Корее. Однако именно жители самого южного японского города Осака по темпераменту напоминают Полю Мориа марсельцев. На своей родине, во Франции, хоть и выпускаются почти все записи его оркестра, французам имя Поля Мориа мало что говорит. да и он сам не видит смысла терять время на выступления по телевидению, имея уже многочисленную армию фанатов на другом конце Света. Из европейцев в основном испанцы симпатизируют Полю Мориа, периодически приглашают его в жюри фестиваля «Музыкальная Майорка» («Musical Mallorca»), который проходит в туристической столице Испании городке Пальма-де-Майорка. В 1975 году песня на музыку Поля Мориа «Elle arrive aujourd'hui» в исполнении франкоговорящего певца Джона Габилу (Jean Gabilou) из Таити завоевывает гран-при фестиваля.

В Советский Союз Поль Мориа приезжает лишь дважды — летом 1967 года в качестве дирижера оркестра мюзик-холла «Олимпия», который сопровождает юную Мирей Матье. Тогда Поля Мориа практически не замечают, ведь внимание приковано к восходящей французской звезде. Ситуация меняется с приходом популярности записей оркестра Поля Мориа с начала 1970-х годов они разносятся с телевизионных экранов в передачах «В мире животных» («In the World of Animals») и «Кинопанорама» («Kinopanorama»), часто звучат по радио, а также выходят на пластинках фирмы «Мелодия» («Melodia»). Многие зарубежные записи часто приписывались его оркестру, что было совсем не так. Самый яркий пример мелодия их «прогноза погоды» «Manchester et Liverpool» мистера-шлягера, французского композитора Андрэ Поппа (Andre Popp). В январе 1978 году Поль Мориа приглашается в столицу СССР с гастролями собственного оркестра. Вместо 7 концертов в Москве, он дает целых 8 концертов (дополнительный концерт по петиции от рабочих металлургического завода) и записывает телевизионную версию концерта в студии телецентра "Останкино" по заказу Гостелерадио СССР. Из скованной снегом Москвы Поль Мориа увозит студийную запись и ноты песни Виктора Берковского (Victor Berkovsky) и Сергея Никитина (Sergey Nikitin) на стихи Александра Величанского (Alexander Velichansky) «Под музыку Вивальди» («Sur un air de Vivaldi»), которая его безумно восхитила. В 2002 году о Поле Мориа вновь вспомнят и пригласят его оркестр на выступления в Санк-Петербург и Москву в рамках празднования 300-летия северной Пальмиры. Но то будет не совсем тот же коллектив, поскольку всего за несколько лет до этого, в 1998 году, Поль Мориа официально попрощался со сценой, отдав ей без малого 56 лет своей жизни.

3 ноября 2006 года Поль Мориа уйдет из жизни, находясь в больнице города Перпиньяна на юге Франции, где как обычно он проводил летние месяцы в своем доме. Поль Мориа ушел, но остаются его записи, которые до сих пор впечатляют слушателя качеством.

Творчество Поля Мориа обширно, и на страницах этого сайта вы сможете узнать больше о той замечательной музыке, которая вам всегда нравилась…


 

Глава о московских концертах из книги Сержа Элаика «Un vie en bleu»

ТОКИО — МОСКВА ПРОЕЗДОМ ЧЕРЕЗ ПАРИЖ. КОНЦЕРТЫ В МОСКВЕ 1978 ГОДА

По возвращению из японского турне 1977 года оркестр Поля Мориа ожидали в Москве на 7 концертах в январе 1978 года (точная дата приезда и отъезда как и число концертов доподлинно неизвестны – прим.)

В качестве звукорежиссера этих выступлений был привлечен Доминик Понсе. В поездке ожидало множество приключений.

Вспоминает звукорежиссер Доминик Понсе:

— Мы погрузились в Париже. Валентин Купо (менеджер и друг Поля Мориа – прим.) все организовал. Хорошо пронумерованные и заклеенные ящики должны были погрузить в наш самолет.;.

<Самолет взлетел, а багаж оркестра Поля Мориа остался стоять на взлетной полосе. «Не беспокойтесь, — так нам сказали, — ящики не помещаются в самолет, они полетят следующим рейсом и будут в Москве уже вечером». Но мы получили багаж только три дня спустя!

Таким образом, по прибытию в Москву у нас не было нашего звукового оборудования, однако персонал концертного зала ( (ГЦКЗ «Россия» – прим.) оказался очень любезным. Они перерыли весь город, чтобы найти необходимую технику, подставки под микрофоны и кабели и, таким образом, мы все же смогли провести первый концерт.

Маленькая техническая кабина возвышалась над сценой на пятьдесят метров; я не понимал что делать с пятиметровым пультом, изготовленным в Германии неизвестно в какой эпохе.
Русские проявили исключительное гостеприимство. Однако спецслужбы следовали за нами повсюду: в отеле, на перекрестках улиц. Мы провели неделю в таком любопытном соседстве.

Вспоминает Поль Мориа:

— Мы играли в концертном зале на 2500 мест. Я даже не думал, что я и мой оркестр настолько здесь популярны. Все билеты были проданы за месяц до начала концертов и активно продавались на черном рынке.;.

фото Леонида Лазарева

Большая часть зрителей была офицерами милиции, армии или КГБ. В первый день я был изумлен, что на приеме в честь начала гастролей были дамы украшенные драгоценностями, стоившими целые состояния.

За несколько дней до нашего отправления, организатор гастролей попросил меня дать дополнительный концерт. Мне сказали: «Рабочие двух известных заводов написали прошение, поскольку они не смогли попасть на ваши концерты». Я немного сомневался в его искренности, но предложение принял. И действительно, на этом дополнительном концерте я не увидел ни одного рабочего, но было немало депутатов и чиновников.

В последний день — как обычно — я хотел предложить выпить за весь технический персонал — администрацию, электриков, светотехников и других. Ответственные были чем-то смущены. Я спросил: «В чем дело?» И они мне говорят: «У нас 300 человек!». Очевидно, для такого количества людей мой номер в отеле был бы слишком мал… Тогда мне стало понятно отчего я был вынужден постоянно повторять одни и те же технические задания рабочим — одних и тех же лиц никогда не было.

<Большая часть гонорара за концерты выплачивалась в рублях, которые надо было постараться потратить как можно приятнее.

Вспоминает звукорежиссер Доминик Понсе:

— Поскольку нам платили исключительно рублями, то было лишь одно решение! Три раза в день каждый из нас поглощал аппетитные бутерброды с икрой слоем в один сантиметр.

Мы оставляли поистине княжеские чаевые, которые без сомнения соответствовали месячной зарплате. Люди были счастливы.

Во время своего пребывания в Москве Поль Мориа сталкивался с необычными ситуациями и порой досадными.

Вспоминает Поль Мориа:

— Мой фотограф в Москве был также фотографом Брежнева. Он (Сергей Иванович Смирнов, фотокор газеты "Известия" – прим.), казалось, питал симпатию ко мне. Однажды он предложил мне посмотреть мавзолей Ленина. При входе в мавзолей стояла огромная толпа, каждый ожидал свою очередь. Но он не колеблясь впустил меня передо всеми.

В другой день он мне говорит: «Я знаю священника, у которого есть все ваши диски; он хотел бы встретиться с вами». Мы приехали к нему, и священник (
протоиерей Леонид Матвеевич Кузьминов – прим.) обратился ко мне на хорошем французском: «Могу я вас благословить?» Я ответил: «Почему бы нет? Хотя я атеист, но пусть это не смущает вас».

Ради справедливости надо сказать, что Поль Мориа, рассказывая эту историю Сержу Элаику, кое-что перепутал. Протоиерей Леонид Кузьминов в ту пору был настоятелем Успенского храма  Новодевичьего монастыря в Москве, только он не знал французского. Об этом он рассказал сам нашем фан-клубу. Серьезной коллекцией пластинок Поля Мориа владел не священник, а фотокор «Известий» Сергей Смирнова, ставший фанатом его оркестра еще в 1970 году. Единственным человеком в их компании, который свободно говорил по-французски, был специально приставленный к Полю Мориа администратор Госкорнцерта Сергей Пучкин.

На всех этажах гостиницы (гостиница «Метрополь» - прим.) находились мужчины и женщины, которые продавали напитки. Они все говорили очень хорошо по-французски. Я был рядом с моим номером и попросил апельсиновый сок. Одна из официанток отвечает мне сначала «Да», затем смотрит на свои часы и говорит мне «Нет». На мое удивление, она мне объясняет, что уже ровно 23.00 и что она, таким образом, только что закончила свой рабочий день во время моего заказа! Я прошу ее приложить немного усилий, но в ответ: «Нет, мое время кончилось!»
Такая вот глупость тоталитарных режимов.

фото Сергея Смирнова

Иногда музыка может иметь красивый реванш над политикой — Поль популярен даже в таком ценном пространстве в то время для Партии как Космос.

Вспоминает Поль Мориа:

 — Экипаж космического корабля «Салют-6» в составе Юрия Романенко и Георгия Гречко просил, чтобы программа релаксации, передаваемая из центра управления полетами, включала музыку, исполняемую моим оркестром.

ПРОГРАММКА МОСКОВСКИХ КОНЦЕРТОВ ОРКЕСТРА ПОЛЯ МОРИА 1978 ГОДА

 

 


ПРОГРАММКА МОСКОВСКИХ КОНЦЕРТОВ ОРКЕСТРА ПОЛЯ МОРИА (дирижер Жиль Гамбюс) 2002 ГОДА


.



 

e-mail: mail@paulmauriat.ru


Сайт разработан в IT-студии Ольги Коньковой